Category: религия

я пришел

С Праздником Петра и Павла всех!

Звонят в старейшем соборе Севастополя, Петропавловском.



Там колокола ставить негде, звонят в плоские железочки,
именуемые - било.
Надеюсь, их рассмотреть не помешают листья катальпы.))
пират

Второй разбойник

Я сегодня закусывал крошкой-картошкой в ларьке возле ХХСа. (Храм Христа Спасителя)
Взял брынзу и крабы.
Крошечница-картошечница размешала масло с сыром.

Обычно, я ем картошку ложкой.
Она прочнее вилки и обеспечивает лучший охват вкусовых рецепторов комками горячего картофеля.

И вот, я ел картошку своей пластиковой ложкой, а на огромной площади перед храмом навытяжку стоял одинокий мужик в кожаной куртке с непокрытой головой.
Он стоял шагах в пятидесяти прямо по фронту плазмы (у ХХСа установлена гигантская плазма, и день и ночь показывающая церковные новости) и я видел его в три четверти сзади слева.
Шел мелкий дождичек, абсолютно пустая площадь и одинокий мужик.

Обычно плазма показывает высокопоставленных церковных функционеров, блещущих золотом и оперирующих понятиями вроде "ликвидности причастия" или "богоугодных фьючерсов", но сегодня, когда я ел картошку, в эфире что-то разладилось и на светодиодный экран подали проекцию сухонького старичка-священника в простой черной робе.
Старичок рассказывал про последние дни Сына Божьего на земле и при этом почему-то обращался к зрителям словами "милые детки".

Видимо, старичок глубоко переживал то, о чем рассказывает.
Он взволнованно щурился, взмахивал руками, а когда начал говорить об отречении Св. Петра (до того, как прокричал петух), о том, как горько плакал Апостол, у него самого из косматых глаз покатились слезинки.

"И вот, милые дети, представьте, какой мрак и ужас был на душе у Святого, когда темной ночью он плакал среди чужих людей, только что отрекшись от Иисуса..."

У меня картошка в горле встала комом.

Я посмотрел на картошечницу - она задрала голову в пластиковый потолок, чтоб понапрасну не растекалась тушь.

Одинокий мужик несгибаемо стоял посреди абсолютно пустой площади, не отрываясь смотрел в плазму, и струйки воды стекали по его щекам.

А потом он вдруг громко сказал: Нет.
Нет.

Повернулся и оказалось, что все это время левой рукой он держал возле уха мобилу.

- Нет. - сказал в мобилу мужик. - Я все понял. В жопу септик. Закопаем цистерну и будем раз в месяц откачивать.

Освободившись от раздумий он сразу обмяк, заметил осадки и поспешил к переходу.

Я доел картошку и пошел в метро.
я пришел

«Православный Крым» Юрия Гладкого

Есть хорошая шутка: "Если ты купил флейту - у тебя есть флейта, если ты купил фотоаппарат - ты фотограф".
Действительно, хороших фотохудожников мало.
Сам я взял в руки эту штуку сорок лет назад, но всегда завидовал тем, кто умеет снимать людей.
Это какой-то особый дар, надо чтобы человек не стушевался, не стал позировать.
У меня, например, люди как-то все сзади получаются, или очень сильно сбоку.
К счастью, судьба свела меня с одним из настоящих мастеров.
Это симферопольский фотограф Юрий Гладкий. Вот немногое из его творчества:



Монастырь в скале
Православный Крым.


   Юрий Гладкий – фотохудожник, член Союза фотожурналистов Европы и России. Родился в 1957 году, живет и работает в Симферополе. Окончил Крымский медицинский институт по специальности хирургия. Второе высшее образование получил в Америке, в Нью-Йоркском экономическом университете (организация управления производством).
   Фотографией начал заниматься в девяностые годы. На этом пути было немало ошибок и разочарований, но опыт, упорство и умение видеть помогли ему стать настоящим профессионалом. Нетерпимость ко всему, что связано с тёмной стороной жизни – злу, лжи, предательству, неприятие ханжества и мелочности у художника преобразуются в позитивную энергию его фотоснимков.
   Юрий Гладкий много путешествует, он исколесил штаты Северной Америки, объездил многие страны Европы, бывал в Азии и Африке, на Кубе, бродил по сибирской тайге. Однако его настоящая любовь – это Крым.
   Фотохудожник хорошо знает не только «лакированные» набережные южнобережных городов, но и труднодоступные ущелья и перевалы, крутые склоны гор и побережья крымских морей. Особенно любимы им Балаклава, Севастополь, Азов, Киммерия, Бахчисарай.
   В портфолио Юрия Гладкого портреты, жанровые и репортажные работы, пейзажи, натюрморты. Его фотографии печатали киевские газеты «Бульвар» и «Факты», крымские журналы «М-Клуб» и «Каприз», российские издания «GQ», «Vogue», «Glamour». В 2009 году Юрий Гладкий занял третье место в престижном фотоконкурсе профессиональных фотографов Европы, которые организовал журнал «Playboy». В разные годы проходили его персональные выставки. Работы находятся во многих частных коллекциях.