Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

я пришел

Молескин

Понравилась оговорочка преставителя городской власти:
"случаются подлобные парадоксы".

****
Звукоподражание на тему припева "Гардемаринов":

Не вешать нас - мы мандарины!
Бери поштучно из ковша,
Дрожит от радости душа,
Когда тобою мы едимы.


****
Из словарика:
летописец - осень.
я пришел

САГА О РУССКОМ РОМАНСЕ…

Вот оно, то самое произведение Владимира Гуда, ради которого мы с Александром ездили на Братское кладбище:


САГА О РУССКОМ РОМАНСЕ…

Унтер-офицера прозвали Хароном… К нему, на побережье Николаевского мыса, постоянно свозили убитых пластунов, моряков, саперов, артиллеристов, драгун, егерей… Мертвые лежали навзничь, рядами, отпеваемые шелестом волн, обратив лица к синему небу Тавриды. С дымящихся бастионов осажденного города, с изрытых конскими копытами виноградников балаклавской долины, доносилась пушечная канонада…
Приходил очередной баркас с Северной стороны. Харон сплевывал недокуренную самокрутку, ругался в прокуренные усы и командовал тощим солдатикам из арестантской роты: «Грузи!»
Убитых складывали в баркас, везли через бухту «на ту сторону», а там, уже на телегах, доставляли на склоны кладбищенского холма, торопливо укладывали в могилы по пятьдесят, сто и более человек… Священник читал молитву, сладковатый дым ладана висел над котлованом в безветренном воздухе… Тела обильно припорашивали хлорной известью и присыпали каменистым грунтом, а с побережья уже везли новых и новых…
Collapse )



Следы войны на Владимирском соборе - усыпальнице русских адмиралов. След ядра на крепостной стене Седьмого бастиона.

   
я пришел

Братское кладбище.

Сегодня мы с Сашей едем на Братское кладбище. По просьбе Владимира Гуда. Он пишет какую-то страшно интересную вещь об Эрасте Абазе, авторе романcа на стихи Тургенева "Утро туманное, утро седое". Абаза защищал наш город в Крымской войне 1854-55 гг., погиб здесь на северном склоне горы Рудольфа (ныне Матюшенко) и похоронен на Братском кладбище. Наша задача - отснять памятник.
Еще хочется вблизи взглянуть на снятый со Свято-Никольского храма трехметровый крест.
С крестом такая история. Во время войны на колокольню храма забрался фашистский арткорректировщик, ну наши и саданули по верхушке храма из корабельного орудия. Не знаю, как там корректировщику, а от креста отвалился кусок поперечины. До 60-х крест так и стоял, а потом его какой-то харьковский НИИ склеил эпоксидкой (полторы тонны-то крестик!). Этой весной, через 50 лет кусок таки свалился. И что примечательно, упал на то место, где мы же с Сашей за день до того экскурсировали. Вот уж повезло!
Ну, поехали на Северную:

Collapse )